Стая "черных лебедей" может прилететь из сферы политики

Конец года традиционно представляется удобным моментом для подведения некоторых итогов, а также для моделирования возможного будущего.

С точки зрения экономического прогноза все более-менее понятно. Он мрачен и риски, связанные с окончанием глобальной «эры дешевых денег» и торможения мирового экономического роста и международной торговли, начинают в той или иной степени реализовываться уже в этом году. В 2019 году нельзя исключать и мировой долговой кризис разной степени интенсивности из-за разворота монетарных циклов в ситуации, когда государства, компании и граждане набрали рекордное за всю мировую историю количество долгов. Однако это ожидаемые события и к ним можно подготовиться. А вот из сферы политики могут прилететь «черные лебеди».

Первый «черный лебедь» – Европа, где мы наблюдаем кризис традиционных партийных систем власти. Мы видим падение популярности социал-демократов и центристов, приход популистов и крайне правых политиков. Этот процесс может вылиться в невозможность создания в большинстве государств ЕС дееспособных правительств в ситуации, когда растут экономические риски. Учитывая, что Европа наряду с Китаем является основным торговым партнером России, а наш бизнес стремится перейти на расчеты в евро, любые европейские проблемы окажут негативное влияние и на российскую экономику.

Второй «черный лебедь» – «холодная война» в Азиатско-Тихоокеанском регионе. На саммите АТЭС мы увидели усиление противоречий между США и Китаем. Ставки в этой игре растут быстрее, чем мы могли представить. Вероятно, «торговыми войнами» это противостояние не ограничится. США настаивают на создании «азиатского НАТО» – содружества Индии, Австралии, Японии и США для сдерживания Китая. Для нас самое страшное при реализации этого сценария – дестабилизация мировой торговли. Две трети мировой торговли идет морскими путями; перекрытие проливов, провокации ведут к нестабильности, к снижению спроса на сырье и топливо, что негативно для российского сырьевого экспорта.

Дальше – Ближний Восток. Точками напряжения стали Израиль, Иран, Саудовская Аравия.

Еще один «черный лебедь» – Украина, где в 2019 году пройдут выборы президента. Это непредсказуемая территория. Какими могут быть провокации, во что они могут вылиться? Напомню, что в законе США о противодействии противникам посредством санкций Украина упоминается 80 раз. Допускаю, что могут быть провокации в отношении России, и Конгресс США воспользуется ситуацией.

Есть и еще один «черный лебедь» – угроза войны в информационном пространстве. В современном мире угрозы войны на уничтожение нет. Зато в качестве оружия будет все чаще использоваться информация. Поэтому, на мой взгляд, война будет вестись по трем направлениям: когнитивная – сломить волю противника к сопротивлению; кибервойна – захватить критическую инфраструктуру противника; и конвенционная – физическая ликвидация военных баз обычным высокоточным оружием.

Информационные войны будут вестись не только против России, но и в отношении остальных стран БРИКС. Нельзя исключать и информационные войны всех против всех, поскольку в мире, где США проводят политику «Америка первая», даже союзники Вашингтона превращаются в соперников. Достаточно вспомнить тарифы на сталь и алюминий, введенные США в отношении европейских металлургических компаний и давление на немецких автопроизводителей. Охота за уязвимостями, кибер-войны, рост кибер-преступности – это все новые тренды, которым будет непросто противостоять.




Источник: Finam

Добавить комментарий